04.02.2015

Могила итальянского солдата в Бельцах

Выполняя своё обещание, «СП» передаёт подробности того, как на территории гарнизона карабинеров в Бельцах были найдены останки итальянского солдата времён Второй мировой войны.

Постоянные читатели «СП» уже знают, что начиная c сентября мы разыскивали потерянное кладбище немецких и итальянских солдат, которое появилось в Бельцах в 1941 году. Не будем повторяться и начнём наше повествование с момента, когда мы встретились с представителем Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями Лутцем Мюллером.

Это произошло 30 октября. Лутц Мюллер в сопровождении переводчика Руслана Волошина специально приехал в Музей истории и этнографии, чтобы узнать о ходе наших поисков кладбища. Мы рассказали Лутцу о том, что на две публикации в «СП» откликнулось много людей, сообщивших интересные сведения о нескольких воинских захоронениях в нашем городе. Многие из них указывали на территорию, где раньше была расположена первая городская больница. К этому району Бельц было привлечено и внимание немецкого гостя, поскольку, судя по имевшейся у него схеме на итальянском языке (мы публиковали её в «СП» в № 38 и 41), где-то в той части города и находилось кладбище.






Свидетельства бельчан относительно захоронения у горбольницы разделились: одни вспоминали, что видели кресты с надписями на иностранном языке в парке ближе к корпусам нынешнего тубдиспансера, а другие говорили о том, что могилы были с противоположной стороны, на территории гарнизона карабинеров. И по карте на этой территории было два места погребения немцев и итальянцев.

На встречу с Лутцем Мюллером мы пригласили бельчанина, который заявил, что точно знает, где покоятся останки военных. По его словам, он не раз был свидетелем того, как хоронили немецких офицеров: ребёнком он, заслышав траурную музыку, часто бегал на то кладбище. Однако наш очевидец запросил за свою информацию денежное вознаграждение. Мы, хоть и были обескуражены таким «коммерческим» подходом, ради пользы дела решили свести этого человека с Лутцем Мюллером, ожидая, что им удастся прийти к взаимопониманию.

Первые минуты общения со свидетелем вселили в нас надежду на успех: пришедший бельчанин без предварительных условий изъявил готовность выехать на место и показать могилы. Однако, когда мы начали собираться, он поинтересовался гонораром. Переводчик Руслан Волошин ответил, что, как правило, материальное вознаграждение в таких случаях не предусмотрено. Услышав это, пожилой мужчина буквально подскочил и со словами «Ну тогда до свидания!» выбежал из музея.

Потом Лутц Мюллер рассказал, что не раз сталкивался с подобным в Молдове и Румынии (там он тоже вёл раскопки): бывало, люди требовали деньги либо за информацию о захоронениях, либо за право извлечь останки из принадлежащей им земли. По словам Лутца, у него есть принципиальная позиция на этот счёт: если человек хочет помочь безвозмездно — пожалуйста, если нет — никаких выплат не будет.

Начало совместной работы в тот день было разочаровывающим. Тем не менее мы решили выехать к месту поисков. Осмотреть удалось часть территории, прилегающей к корпусам туберкулёзного диспансера. Многие старожилы, особенно бывшие пациенты травматологического отделения первой горбольницы в 60–70-е годы, рассказывали, что видели в парковой зоне кресты с надписями на иностранном языке (см. схему). Бельчане старшего поколения указывают на две зоны захоронения на данной территории: на углу и в глубине парка, около небольшой будки. Никаких признаков того, что там есть могилы, мы, к сожалению, не нашли. Около двухэтажного больничного корпуса есть возвышенность. Однако там, по утверждениям свидетелей, медицинский персонал хоронил ампутированные конечности пациентов и т. п.

Позднее Лутц Мюллер выяснил, что ранее его коллеги уже изучали эту зону. Пробные раскопки велись на углу улицы Штефана чел Маре и переулка, ведущего к больнице. Ничего найдено не было. Не исключено, что какие-то останки могут находиться под асфальтом, но власти тогда не разрешали взломать дорожное покрытие.

Мы заметили, что у Лутца Мюллера есть списки немецких солдат, похороненных в Молдавии. Удивило, насколько они подробны: приводятся имена, фамилии, звания, номера подразделений, даты рождения и гибели, а также места захоронения. Есть и люди, которых, как следует из списков, хоронили на кладбище у больницы, что лишний раз подтверждает правильность выбранного района поисков.

Лутц предложил осмотреть и территорию гарнизона карабинеров. Мы отправились на КПП подразделения. Дежурные по нашей просьбе пригласили офицеров. Те объяснили, что пустить нас на территорию воинской части не могут — для этого требуется разрешение Департамента карабинеров. Мы немного поговорили с офицерами, и тут открылась потрясающая новость: карабинеры нашли останки итальянского солдата, похороненного в годы Великой Отечественной войны. Эта информация взволновала Лутца Мюллера. Ещё бы: пять лет назад он вёл раскопки на территории гарнизона (его даже узнал один из старших офицеров, говоривший с нами), но ничего не нашёл!

После разговора с офицерами Лутц сказал нам, что намерен как можно скорее связаться с послом Италии в Молдове Стефано де Лео, который принял живое участие в поисках захоронения его соотечественников и даже предоставил копию той самой схемы на итальянском языке.



Спустя ровно неделю нам позвонил Руслан Волошин и рассказал, что все разрешения получены и нас пригласили посетить гарнизон карабинеров в составе группы из Кишинёва.
Утром 7 ноября в воинскую часть прибыла делегация итальянского диппредставительства во главе с послом Стефано де Лео и Департамента карабинеров РМ. Был в её составе и Лутц Мюллер. Место находки было огорожено сигнальной лентой. В центре этой площадки лежал ящик с костями итальянского солдата. Как оказалось, они были обнаружены 4 ноября 2008 года. Карабинеры проводили земляные работы на возвышенности со стороны ул. Тестемицану и на глубине метра наткнулись на фрагменты скелета человека и остатки сгнившей древесины. Об этом было сообщено командованию Департамента карабинеров и в Бельцкую военную прокуратуру.

Рядом с костями карабинеры обнаружили бутылку, в которую были вложены бирка и лист
бумаги. На листе — надпись на итальянском языке:
«Balti — 19-1-1942.
Ospedale Militaro Italiano 827
P. M. 88R
Salma del Soldato Italiano
Sold. Caivano Gerardo
di Pietro ed Arighetti Maria
N. 15-11-10 а Ruoti (Potenza)
M. 18-1-42 a Balti (Bessarabia)
Sepolto 19-1-1942 — Cimitero
Via Reg. Carol dinnanzi Ospedale Civile Rumeno, fossa № 7».

Примерный перевод этого текста таков: «Бельцы, 19 января 1942 года. Итальянский военный госпиталь. Останки итальянского солдата. Солдат Кайвано Джерардо, сын Пьетро и Аригетти Марии, рождённый 15.11.1910 в Руоти (провинция Потенца), скончавшийся 18.01.1942 в Бельцах (Бессарабия). Похоронен 19.11.1942 на кладбище по ул. Кароля, перед румынской больницей, в могиле № 87».
На документе стоит размытая печать — скорее всего, это отметка капеллана, военного священника.



Самое интересное, что имя Джерардо Кайвано было нанесено на ту схему, по которой велись поиски. И отмечено оно было возле могилы № 87! Как это получилось? Видимо, информация об останках в прошлом году по дипломатическим каналам попала в Италию, где в архивах была найдена схема. В феврале 2009 года было создано Посольство Италии в Молдове, куда и переслали план кладбища. Наверное, дипломаты получили не все сведения о могиле Дж. Кайвано и не знали, где именно она расположена. И только спустя год после находки круг замкнулся.




Как бы то ни было, итальянскому посольству и Народному союзу Германии по уходу за военными захоронениями предстоит большая работа по получению необходимых разрешений на раскопки, эксгумацию, транспортировку останков и т. д. Предположительно, кости итальянских солдат будут перевезены в Италию, немцев перезахоронят на немецком военном кладбище в Кишинёве. К тому же поисковикам необходимо будет обследовать всю парковую зону у больницы, поскольку там, согласно карте, должно быть ещё одно воинское захоронение.

И последняя неясность. Почему Лутц Мюллер ничего не обнаружил, ведя раскопки на территории гарнизона карабинеров в 2004 году? Дело в том, что он был вынужден работать в строго очерченном квадрате, за пределы которого выходить запрещалось по вполне понятным причинам на территории военной структуры. Лутц показал нам место пробных раскопок. Это основание возвышенности, около большого прямоугольного камня, который, возможно, служил фундаментом для памятника у входа на кладбище. Немецкого поисковика отделяли от успеха какие-то три-четыре метра, обернувшиеся пятью годами ожидания…

Благодарим за предоставленные фото- и видеоматериалы командование воинской части карабинеров.

Народный союз Германии по уходу за военными захоронениями работает в нашей стране с 1997 года, когда между Молдовой и Германией был заключён договор о могилах павших солдат. Усилиями союза в Кишинёве было создано немецкое военное кладбище, где покоятся 5000 человек.
Руслан Михалевский

Источник — газета "СП", 2009 год




Комментариев нет:

Отправить комментарий