16.02.2015

Дом-загадка: реконструкция продолжается

Читатели живо откликнулись на призыв «СП» поспособствовать в восстановлении истории здания, фигурировавшего на снимках первой половины XX века и не сохранившегося до наших дней.
Фрагмент немецкой аэрофотосъёмки июля 1944 года. 1. Дом ну углу Шмидта и Ленинградской. 2. «Старая почта». 3. Вневедомственная охрана.

Напомним, в № 35 от 4 сентября были опубликованы фотографии двухэтажного дома, который когда-то располагался предположительно по нынешней ул. Штефана чел Маре, около здания «старой почты». Сейчас на том месте находятся цветочные киоски и проезд к остановке за почтой.

Первым на просьбу помочь в реконструкции истории дома отозвался наш читатель Александр Дмитриевич Гыра. Он с уверенностью указал, что в этом здании в 50—60-х годах располагалась швейная фабрика № 6. Впоследствии фабрика переехала в другое помещение, и власти поделили дом на квартиры-«маломерки» и отдали под жильё семьям бельчан. По его словам, в подвалах строения постоянно скапливалась вода, что в конечном итоге привело к разрушению здания. Наш собеседник порекомендовал связаться со своим знакомым, Евгением Александровичем Гринем, который владеет более точной информацией.

Старожилы говорят, что дом на углу ул. Ленинградской и Шмидта разрушился сам.

Евгений Александрович подтвердил сведения о швейной фабрике. Более того, он оказался одним из тех, кто в 1961 году получил квартиру в том доме. После переезда фабрики дом был разделён перегородками на одно- и двухкомнатные квартиры, которые распределили между теми, кто нуждался в жилье. Старожил назвал даже адрес этого объекта: ул. Шмидта, 2. Таким образом, именно здесь пересекались улица Ленинградская и Шмидта.

Фундамент этого кирпичного строения, как вспоминает Евгений Гринь, был постоянно залит водой, что грозило его устойчивости:«Из подвалов не раз выкачивали воду. Горисполком обещал создать комиссию, но дело так и не сдвинулось с места». В результате в стенах появились трещины. В один из летних дней 1971 года сооружение стало трещать и рушиться. Жильцы, похватав вещи, успели выбежать на улицу.

Старожилы говорят, что дом на углу ул. Ленинградской и Шмидта разрушился сам.
Евгений Александрович смог лишь добавить, что, на его памяти, в угловом помещении располагался магазин «Охота и рыболовство» (вероятно, уже после переезда фабрики). О том же, что в этом здании находилось до швейной фабрики, ему ничего не известно — в Бельцы он приехал лишь в 50-х.

Оказалось, что и старейшему фотокорреспонденту Бельц Георгию Райляну есть что сказать о  старом доме. Георгий Иванович начинал трудовой путь на швейно-обувной фабрике, как предприятие тогда называлось: в мае 1949 года, сразу после переезда в Бельцы, он устроился туда учеником слесаря-наладчика швейных машин, а его мама трудилась там швеей. Затем Георгий Райлян освоил специальность закройщика-заготовщика и перешёл в обувное подразделение предприятия.

«Шили на фабрике хорошо, продукция её славилась. У меня даже сохранилось пошитое там бобриковое пальто. Оно добротное, основательное и очень тёплое, я носил его в крепкие морозы», — говорит Георгий Иванович.

На начальном этапе фабрика выполняла индивидуальные заказы на пошив одежды и обуви. В угловом помещении, где был центральный вход, в ту пору находился магазин фабрики. Там можно было купить продукцию предприятия, прежде всего верхнюю одежду (пальто, костюмы, платья), либо же оформить заказ на изготовление. По воспоминаниям старожила, магазин пользовался популярностью у городской верхушки — руководящих, партийных работников.

«В июле 1952 года меня освободили от должности закройщика в связи с ликвидацией обувного производства — так написано в моей трудовой книжке. С этого времени фабрика назвалась только швейной — № 2 или 6. В какой-то период швейную фабрику перевели на место, где ныне АО ''Бэлцанка'', в советское время это была фабрика им. 40 лет МССР».

Дом же на углу Шмидта и Ленинградской заселили люди, но они столкнулись с описанными выше проблемами. По словам Георгия Райляна, возможной причиной начала разрушения здания могли стать и станки фабрики, работавшие в унисон. Конструкция была изначально не слишком надёжной, в результате появились трещины.

Старейший фотокор Бельц отчётливо помнит историю разрушения строения. «Я обратил внимание, что одна из стен дома стала крениться. Я супруге сказал, что здание может обрушиться, она даже не поверила. Однажды поздним вечером я проходил около дома и услышал треск. Решил предупредить жильцов. Звоню в квартиры на 1-м этаже — никто не отзывается. На втором этаже открыла дверь какая-то женщина. Я рассказал ей о том, что дом трещит. Она в ответ лишь: ''Что ты выдумываешь! Выпил мало, что ли?!'' После такого приёма я направился через дорогу, к сторожу гаража почты и предупредил его. И действительно, под утро дом стал сыпаться. Когда же я утром проходил мимо, жильцы, кто в чём был дома, с пожитками стояли на улице — здание развалилось», — повествует Георгий Райлян.

По его данным, в 40-х годах, до фабрики, в доме были магазины и жилые помещения.
Мы решили обратиться к архивным данным. В муниципальном архиве хранится информация  о швейной фабрике, которая не раз меняла названия: 1944—1947 — обувно-швейная мастерская индпошива (индивидуального пошива), 1948—1953 — обувно-швейный комбинат, 1954—1959 — швейная фабрика № 6, 1959—1965 — швейная фабрика № 2, с 1965 — швейная фабрика им. 40 лет Молдавской ССР. В документах есть разные адреса предприятия: ул. Ленинградская, 248—250, Ленинградская, 238, ул. Достоевского, 17. 

Адрес по ул. Достоевского относится к более позднему периоду деятельности фабрики. Со зданиями по улице Ленинградской (Штефана чел Маре) вопрос сложнее. Очевидно, что нумерация домов в 50-х годах была другой, в наши дни эти адреса относятся к частному сектору на Молодово. Шестьдесят лет назад такая нумерация, скорее всего, относилась к центральной части города.

Среди документов мы нашли заключение о состоянии конструкций здания швейно-обувного комбината по ул. Ленинградской, 250. Согласно этой бумаге, экспертная комиссия обследовала строение 30 марта 1952 года. «Здание швейно-обувного комбината — двухэтажное, с подвалом под всем зданием. В плане здание прямоугольное, размерами 23,00 х 12,40 м и с одним скошенным углом. Стены подвала выполнены из бутового камня на глиняном растворе. Стены подземной части выполнены из красного кирпича, также на глиняном растворе. <...> В процессе эксплуатации здание неоднократно реконструировалось, перепланировалось, и на момент обследования комиссия констатирует отсутствие каких-либо поперечных стен, создающих устойчивость в целом зданию и его продольным стенам», — говорится в заключении.

Эксперты отметили ещё целый ряд проблем с устойчивостью строения, в том числе трещины и деформации одной из стен, и сформулировали главный вывод: «В таком виде здание оставлено быть не может». Затем перечисляются меры, которые следовало предпринять для укрепления конструкции. Отметим, что нигде в заключении не говорится о грунтовых водах в подвальном помещении.

5 июля 1952 года директор комбината Важенина подписала следующий приказ: «В связи с аварийным состоянием здания и приступлением к немедленному ремонту и переводом швейного цеха в помещение при меховой фабрике мобилизую всех рабочих швейного цеха на работы: снятие и перевозка инвентаря в новое помещение и устройство там рабочих мест». Тогда же подписан приказ о ликвидации обувного производства.

Является ли дом по Ленинградской, 250, тем же, что описан старожилами и изображён на снимках? И что с обозначенным нашим читателем адресом: Шмидта, 2? Точного ответа пока мы дать не можем, поскольку предстоит ещё большая архивная работа — необходимо  проанализировать документы более чем за десятилетие. По косвенным признакам строение по Ленинградской, 250, подходит под описание старого особняка: два этажа, скошенный угол, проблемы с устойчивостью. Но есть расхождения в деталях. Так что наше исследование продолжится. И мы по по-прежнему призываем бельчан обращаться с информацией об искомом здании в «СП» по телефону (0231) 85-705 или емейлу: mihalevski@esp.md.
***
В заключение — пару слов о другом доме из нашей публикации. По нашему предположению, он находился на углу улиц Мира и Горького. После выхода статьи верность нашей версии подтвердили старожилы Вячеслав Ефимов и Георгий Райлян. Также с автором этого материала связался Игорь Сплавник — бельчанин, ныне живущий в Подмосковье, но активно интересующийся историей родного города. Он подсказал, что то же сооружение запечатлено на фотографии 30-х годов. На нём тогда была вывеска «Farmacia Gh. Daianu» (аптека Г. Даяну).

В этом угловом доме в 30-е годы располагалась аптека.

Мы продолжаем собирать данные и об этом доме и приглашаем читателей делиться информацией.

Руслан МИХАЛЕВСКИЙ


Интерактивную карту старых Бельц, в том числе с указанными зданиями, см. здесь.

Источник — газета "СП", 2013 год. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий