05.02.2015

Старое Помянем: Ион Морей

Эта статья вышла в «СП» в 2004 году в серии под названием «Старое Помянем». 

Ион Морей
Прокурор Бельц (1990-1998)
Министр юстиции (2001-2003)
Секретарь Высшего совета безопасности (2004)

Фото tvc21.md
Родился 13 сентября 1955 года в селе Половинное Курганской области (Россия) в семье депортированных молдаван. Окончил Кишиневский государственный университет по специальности «юрист» В 1979-1986 гг. работал в прокуратуре Новоаненского района, пройдя путь от следователя до заместителя прокурора. В 1986-1990 гг. — прокурор Бричанского района. В 1990-1998 гг. прокурор Бельц.



Будучи прокурором города, Морей занимался несколькими громкими делами. Так в 1996 г. бельцкая прокуратура возбудила уголовное дело по факту налоговых нарушений фирмы «Америка-М». В деле фигурировало имя бизнесмена Николая Кирильчука. Еще ранее дело о контрабанде 800 т нефтепродуктов фирмой «Глюкигт», возглавляемой Кирильчуком, инициировала Генпрокуратура. Организаторы процессов подключили Службу информации и безопасности, но расследование было приостановлено, как и все остальные дела против Кирильчука.
Морей выступил также инициатором расследования коррупции в Бельцком следственном изоляторе. Начальник пенитенциария был задержан и провел в заключении до суда более года. Скандал разгорелся нешуточный. Более 80 офицеров, работающих в пенитенциарной системе, выступили с обращением к президенту страны в защиту их руководителя. И в этом случае дело закончилось ничем: суд оправдал начальника СИЗО.

В 1997 г. город всколыхнуло убийство внештатного корреспондента «Независимой Молдовы» подполковника запаса Владимира Савина (72). Он занимался расследованием махинаций на бельцких рынках. Ему удалось раскрыть многие преступные схемы, осуществить несколько публикаций. Информацию, раздобытую в ходе журналистского расследования, Савин передавал в различные правоохранительные органы, в том числе и в Бельцкую прокуратуру. Но органы защиты правопорядка никаких мер не предприняли. Савину угрожали, предлагали оставить рынки в покое. Он не отступил, и, в конце концов, на него совершили покушение.

Рассказывают, что, получив серьезные огнестрельные ранения, он находился некоторое время в больнице. Его жизнь оберегали полицейские, и, как сообщил нам один из друзей Савина, охрана в больнице была едва ли не под личным контролем прокурора Морея. Спасти жизнь журналиста врачи не смогли. Его убийц так и не нашли.
***
В 1998 г. Морей уходит в политику. Он становится депутатом парламента по спискам Блока «За демократическую и процветающую Молдову». Он вошел в круг сторонников президента Петра Лучинского. В законодательном органе Морей занимал пост заместителя председателя комиссии по государственной безопасности и обеспечению общественного порядка.

В качестве депутата, используя свой опыт юриста, он принимал активное участие в разработке законодательных актов, а иногда и в отмене некоторых из них. Например, он совместно с президентом Лучинским обжаловал в Конституционном суде дополнения к закону о радио и телевидении, принятые парламентом. В соответствии с этими дополнениями на телевидении и радио вводились ограничения на трансляцию иноязычных (не на государственном языке) программ. Суд признал дополнения противоречащими Конституции.

В 2000 г. Морей возглавил новое политическое формирование — Центристский союз Молдовы. В 2001 г. он вновь избран в парламент по спискам «Альянса Брагиша», в который вошла его партия. На сей раз он стал заместителем председателя парламентской комиссии по национальной безопасности. У Морея установились хорошие отношения и с новым президентом, Владимиром Ворониным. То, что Морей избирался в парламент по спискам политических противников коммунистов, не помешало главе государства в апреле 2001 г. подписать указ о назначении его министром юстиции.

Не прошло и двух месяцев с момента прихода Морея в правительство, как в Бельцах произошло событие, взволновавшее всю республику. 26 мая 2001 г. был застрелен директор муниципального предприятия «Объединения рынков» Георгий Грумацкий. За два дня до этого Грумацкий созвал пресс-конференцию, на которой обвинил в причастности к махинациям на рынках и давлении на него бывшего примара Бельц Виктора Морева (в тот момент депутата парламента) и министра юстиции Иона Морея. Телезрители, видевшую пресс-конференцию, не могли не заметить, что Грумацкий был чем-то напуган.

Убийство Грумацкого и предшествовавшие этому заявления привлекли внимание депутатов, были созваны специальные парламентские слушания с участием Морея. Он отрицал свою причастность к махинациям на бельцких рынках, назвав заявления Грумацкого «полным бредом». Морей заявил, что стал жертвой клеветнической кампании в отместку за согласие войти в правительство, сформированное коммунистами. Он дал понять, что эти действия направляет председатель Бельцкого уездного Совета Николай Кирильчук. Морей сказал, что как только ему доложили о прозвучавших в его адрес обвинениях Грумацкого, он незамедлительно обратился к Генпрокурору и потребовал, чтобы его привлекли как рядового гражданина для дачи показаний по данному делу.

Убийство не раскрыто до сих пор. Были задержаны какие-то подозреваемые, но затем отпущены. О заявлениях Грумацкого теперь вспоминают, пожалуй, только газетчики.
***
На посту министра Морей запомнился, как автор законопроектов, получивших неоднозначную оценку в обществе. Так, он предложил уменьшить число праздников с нерабочими днями. Например, международные дни 8 марта и 1 мая предлагалось сделать рабочими, сохранив их статус праздников. Аргументировалось это тем, что для нищей страны такое количество нерабочих дней слишком большая роскошь. Предложение Морея долго обсуждалось, но каких-то серьезных изменений не произошло.

В прессе часто вспоминают и о другом детище Иона Морея — законопроекте о запрете курения в общественных местах. Он также не был принят.

Морей представлял страну на первом для Молдовы процессе в Европейском суде по правам человека (октябрь 2001 года). С иском против правительства республики выступила митрополия Бессарабии. Как известно, в Молдове действуют две митрополии — признанная официально митрополия Молдовы, которая иерархически подчиняется Московской Патриархии, и созданная в 1993 г. митрополия Бессарабии, входящая в состав Румынской церкви. Власти отказали последней в регистрации, что и стало причиной конфликта. Морей выступил с речью на заседании суда, в которой обвинил румынские власти во вмешательстве во внутренние дела Молдовы. После этого правые политики в нашей стране и в Румынии обрушили на Морея шквал критики. Премьер-министр Румынии Адриан Нэстасе отменил свой визит в Молдову в знак протеста против «антирумынских» высказываний министра юстиции соседней страны.

В январе 2002 г. министр юстиции подписал документ, согласно которому на месяц приостанавливалась деятельность Христианско-демократической партии Молдовы (ХДНП). Морей заявил, что причиной для принятия такого решения послужили проводившиеся тогда ХДНП несанкционированные акции протеста против введения обязательного обучения русского языка в школах и придания ему официального статуса. Оппозиция обвинила министра в том, что он выполняет «политический заказ» коммунистического руководства страны.

Через некоторое время Морей отменил свое решение, объяснив его так: приближаются выборы в местные органы власти (7 апреля), и простые сторонники партии не должны быть из-за действий руководства ХДНП лишены возможности голосования.

Главный редактор «СП» Слава Перунов в феврале 2002 г. обратился к министру юстиции с открытым письмом, в котором попросил разъяснить несколько вопросов, касающихся действий ХДНП. Через неделю в «СП» позвонили из пресс-службы министерства юстиции и сообщили, что министр ознакомился с письмом, оценил вопросы и хотел бы ответить на них в отдельном интервью. Встреча состоялась, разговор получился откровенным («СП», №12, 21 марта 2002). Морей отвечал на все вопросы (в том числе и по делу Грумацкого) обстоятельно и аргументировано.
***
В феврале 2003 г. президент Воронин подписал указ об освобождении от занимаемой должности министра юстиции Иона Морея. О мотивах увольнения в указе — обычное дело — не упоминалось. Отстранению Морея предшествовала следующая история. За пару месяцев до увольнения министра коммунистическое руководство страны выдвинуло предложение внести в закон о регистрации партий изменения, в соответствии с которыми политические формирования должны проходить перерегистрацию ежегодно. Разработку законопроекта поручили минюсту. Почти все политические оппоненты ПКРМ приняли в штыки эту идею. И у них были серьезные аргументы: в марте 2003 г. должны были состояться местные выборы, а, согласно предложениям правящей партии, перерегистрация должна проходить с 1 января по 1 марта. Процедура перерегистрации становилась практически непреодолимым препятствием для нормальной предвыборной кампании большинства партий. Жесткая критика законопроекта вынудила власти пойти на попятную. За день до увольнения Морея Воронин направил письмо парламентской фракции ПКРМ. В нем, в частности, говорилось следующее: «Считаю, что эти изменения и дополнения не были хорошо продуманы... Это свидетельствует о безответственности и некомпетентности министерства юстиции и в частности министра Иона Морея...»

Самое интересное то, что сам Морей выступал против того, чтобы партии и другие общественно-политические формирования проходили ежегодную перерегистрацию. Он говорил, что у министерства юстиции "много других важных дел". Но если коммунисты все-таки настаивают на перерегистрации, то ее нужно передвинуть и провести не с 1 января по 1 марта, как предусматривает законопроект, а после местных выборов.

В кулуарах выдвигали несколько версий увольнения Морея. По одной из них, бывший глава минюста в последнее время "слишком много говорил". По другой, "на Морея надавили, заставив разработать закон о перерегистрации, но он перестарался". И, наконец, по третьей, "с Мореем сейчас поступили так же, как в свое время с министром образования Ильей Ванчей по поводу истории Молдовы и изучения русского языка — на него навесили все грехи. Просто нужен был «стрелочник».
Ион Морей отказался комментировать свою отставку, сказав только, что "не пропадет". И не ошибся.

В феврале 2004 г. он был назначен секретарем Высшего совета безопасности (консультативный орган при президенте, который координирует внутреннюю и внешнюю политику в области национальной безопасности — прим. «СП»). Владимир Воронин подписал указ о новом назначении Морея всего через год после того, как обвинил его в «безответственности и некомпетентности»…

P.S. В конце февраля 2004 г. по решению Высшего совета безопасности была образована специальная комиссия по расследованию махинаций на хлебном рынке. Своих постов лишились директор Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией, ряд чиновников, генеральный директор столичного производителя хлеба АО "Франзелуца".

Руслан МИХАЛЕВСКИЙ

В статье использованы материалы информационных агентств «Дека-пресс», «БАСА-пресс», «ИНФОТАГ», газет «Логос-пресс» и «Аргументы и Факты Moldova» и др.

Благодарим за помощь в подготовке материала Михаила Местера.

Из высказываний Иона Морея
«Я по натуре — трудоголик. Иногда из рабочего кабинета ухожу около десяти вечера, а прихожу — всегда в семь утра».
«Вообще я очень непрактичный человек. Умру с голоду при полном холодильнике. За всю жизнь никогда сам себе даже яичницу не приготовил».
"Манифестации можно проводить по любому поводу, тем более, что у ХДНП очень серьезный мотив. Юрий Рошка может протестовать против таблицы Менделеева, против метеопрогнозов, но при этом он обязан не нарушать законодательство"
"В последние годы мы утратили чувство меры. Многочисленные торжества стали настоящим национальным бедствием".
«Никаких сделок с бельцким рынком не совершал. Что касается предыдущего убийства (Савина – «СП»)— да, я был прокурором Бельц, но делал все возможное для раскрытия этого преступления. И вообще, кампания, развязанная против меня в прессе — о том, что я якобы связан со сделками, о которых говорит Грумацкий — это чистая выдумка и спекуляции»
«Я убежден, что люди, которые заставили бывшего директора бельцких рынков оклеветать меня, стоят у истоков его гибели. Убийство Георгия Грумацкого было осуществлено сразу же после того, как они добились ложных и бездоказательных заявлений покойного».
"Разжигание вражды между верующими имеет цель дестабилизировать социально-политическую ситуацию в республике. Расчет на то, что в мутной воде румынскому экспансионизму будет легче рыбачить, в том числе и с помощью румынской патриархии"

Комментариев нет:

Отправить комментарий