07.02.2015

Бельцкая интеллигенция. Прошлое


Преподавательницы женского промышленного лицея на прогулке по центру Бельц

Фотографии, которые вы видите перед собой, хранятся в фондах бельцкого Музея истории и этнографии, а подарила их учреждению Любовь Рыбалко, история семьи которой неразрывно связана с нашим городом ещё с дореволюционной эпохи.




Родители мужа Любови Рыбалко — дворянского происхождения, представители бельцкой интеллигенции. Свёкор, Алексей Митрофанович, участвовал в Первой мировой войне, был преподавателем рисования в мужской гимназии, впоследствии лицее им. Крянгэ — одном из ведущих учебных заведений старых Бельц. Свекровь же была выпускницей женской гимназии госпожи Марандич-Геншке в дореволюционное время.

Сама Любовь Александровна Рыбалко в конце 30-х годов окончила женский промышленный лицей (liceul industrial de fete), затем Бельцкий пединститут и многие годы проработала учителем французского языка и труда в одной из школ города.

В семейном архиве Рыбалко сохранилось немало ценнейших фотографий. Публикуемые сегодня снимки отражают внешкольную жизнь бельцких лицеистов и их преподавателей в 30-е годы прошлого века.
Воспитанницы женского промышленного лицея в городе вместе с учительницей

Тоже прогулка в центре, но на сей раз учеников мужского лицея им. Крянгэ

Лицеисты осваивают ждущий ремонта автомобиль

Городское озеро. Лицеисты отдыхают в компании двух девушек

Источник — "СП"

3 комментария:

  1. мало кто знает, что бельцы был одним из тех городов ссср, которые назывались городами-убежищами. но скрывали в бельцах не уголовников с нечаянными преступлениями, а людей, причастных к политическим делам, которых уберегали от репрессий. это статус городу дал лазарь моисеевич каганович, тогдашний каган ссср. в бельцах тихо жили люди, у которых были очень известные родственники в америке и даже нацистской германии. сами эти люди политикой не занимались и боялись такого подозрения, но родство могло принести их семьям большие беды. мало кто знал подробности жизни этих людей, но сам факт существования таких городов-убежищ многие семьи спасал от преждевременного истребления. не стоит называть фамилии. у лазаря моисеевича было очень много тяжелых грехов, но за такие "талмудические" города-убежища стоит ему поклониться: много народу они спасли.

    ОтветитьУдалить
  2. Кто из нынешних бельчан знает, что министр обороны Израиля, Либерман, - жил и учился в городе Бельцы, где проживал на улице Хотинской, звали его тогда Сэм Либерман,т.е. Семен. Учился он, кроме обычной школы, еще и в музыкальной по классу аккордеона. Выехал в Израиль с родителями в первом потоке по призыву Голды Мейер, это примерно 1965-1966 годы. Последний мой с ним разговор состоялся возле его дома на Хотинской, где кучно проживали многие известные мне семьи, дети из которых тоже почти все учились в музыкальной школе. В частности, его соседями была Ляля Штеренштейн (фоортепиано), отец которой был казначеем синагоги. Ляля вышла замуж за Фиму Бланка, вся семья уехала в 70-х. Леня Бронштейн (аккардеон), другой сосед Сэма, стал впоследствии врачом-гинекологом, сейчас проживает в Германии. От угла улицы Ленина это были второй или третий дома по правой стороне. А если мимо них пройти дальше с выходом на Ленинградскую и повернуть направо за угол, то можно было придти к дому профессора математики из местного института Меликзону. Его дом был напротив автобусной остановки примерно третьим от угла ул. Достоевского. Насколько помнится, в этом доме были 2 этажа. С ним в одном доме проживал меховщик Фаерман, у которого была два сына, оба музыканта. Младший был очень одаренным мальчиком с абсолютным слухом, звали Мишей. Мама отдала его в музыкальную школу сначала для обучения по классу скрипки к преподавателю Федорову - высокому импозантному мужчине с пышной седой шевелюрой и громовым голосом. Миша так испугался этого учителя, что категорически отказался у него учиться. при его виде он спрятался однажды за мою спину, а когда его стали уговаривать войти в класс, закатил истерику. Он так горько рыдал, что над ним его мама сжалилась и перевела его на фортепиано к Воронцовой Ирине Георгиевне. С инструментом и учителем сразу сложились блестящие отношения. У Миши был абсолютный слух. Еще трехлетним ребенком он делал старшему брату (саксофон) замечания, если тот брал фальшивую ноту и точно называл, где он сфальшивил. После недолгого обучения у Воронцовой (год-полтора) она (Ирина Георгиевна) дала ему по своим консерваторским связям направление в московскую консерваторию для обучения в спецшколе для одаренных детей. Затем Миша закончил консерваторию принял однажды участие в конкурсе им. Чайковского, где занял 2-е место после известного американца. Миша очень обиделся на советскую власть, потому что посчитал такое решение политическим гонением, подписал контракт с кем-то из европейцев, и в 70-х гг выехал со всей семьей в Европу. Говорили, что он успешно гастролировал, но слухи был вялыми, как сложилась его судьба далее - мне неизвестно. Но вот про Либермана, который сменил имя, сохранив фамилию, знают все. Но конечно. в Израиле говорят, что он родился и вырос в Кишиневе: почему-то все выходцы из Бельц стесняются своего города, в том числе и Барщевские. Михаил Барщевский достиг высокого положения: адвокат, он был какое-то время советником Президента РФ. Но к ул.Хотинской он отношения не имел. Кстати, там же, на Хотинской жили Пекели. Прославились в городе тем, что их сапожника-отца много раз "трясли",заводили уголовные дела, сажали его, и каждый раз при обыске находили мешочек с бриллиантами. Это вызывало у всех евреев большое восхищение. Старший сын Моня уехал в Латинскую Америку. До отъезда его можно было часто видеть стоящим на углу Хотинской и Ленина. Он стоял сгорбившись в позе вопросительного знака и тоскливо смотрел черными глазами в неопределенных направлениях. Его младший брат и сестра Бэла дожидались выхода отца из тюрьмы, и после этого тоже сразу уехали. Моня выглядел очень колоритно: даже приехав к семье из Бразилии на короткую побывку он осматривал город все таким же опустошенным и трагически-тоскливым взглядом, словно предрекал городу смерть. И правда: в конце 80-х город словно накрыло серым куполом, это хорошо видно при подъезде к нему после Окницы. В городе стало душно. Просторы центральной части задавили уродливыми домами. Тротуары разбиты. Думаю, взгляд Мони был пророческим. Уродство погубит этот город. Сожалею.

    ОтветитьУдалить
  3. Если идти по ул.Достоевского вниз и повернуть на ул. Свободы, то можно было увидеть небольшой коттежный дом, в котором проживал архитектор Штейнгауз с женой Софьей Абрамовной и её родными сестрами Робертой и Фредерикой - все три сестры приходились двоюродными знаменитому художнику Роберту Фальку и "лейтенанту Коломбо" - голливудскому актеру Питеру Фальку. Девичья фамилия сестер тоже была Фальк. Средняя, Роберта, работала в школе №6 библиотекарем. Она была светловолосой, тихой и как бы незаметной. Яркой и колоритной была Софья Абрамовна. Она и старшая сестра Фредерика закончили венскую консерваторию. Софья Абрамовна работала в музыкальной школе, там всем пианистам давала жару: её боялись как обвинительного приговора прокурора. Надо сказать, что как педагоги, она и её сестра Фредерика отлично знали свое дело. но Софья очень страдала от артрита, её пальцы так скрутило в узлы, что она почти не могла играть. Это отразилось на её горделивом характере. Фредерика Абрамовна давала частные уроки. Красавицей среди сестер была Софья, но крутой характер держал всех в напряжении. А вот Фредерика была некрасивой, полной, маленького роста, но удивительно обаятельной и добрейшей женщиной. прекрасный и терпеливый педагог, она превосходно "ставила руки" своим ученикам, никогда не повышала на них голос, будучи бездетной, относилась к детям как к родным, бывало, что кормила их из своих запасов, если подозревала, что кто-то не успел пообедать между уроками. Она была человеком редкого педагогического таланта и человеческой доброты. В её комнате висел этюд Р.Фалька - корова на лугу. Мне очень нравился. Еще был у нее старинный барометр, привезенный из Австрии. И метроном тоже был привезен из Австрии, откуда сестры приехали в Бельцы, спасаясь от нацистов. Живя далеко от Бельц, я всегда с удовольствием смотрю сериал "коломбо", потому что Питер Фальк и его сестра Софья очень похожи. Конечно, Софья по-девичьи обладала более тонкими чертами лица, но похожи они были - Питер и Софья- как близняшки. Глядя на этого талантливого актера, вспоминаю детство, музыкальные свои страдания, Фредерику и Софью, тенью проходит Роберта, и от этих воспоминаний становится тепло и уютно душе, словно самое лучшее и светлое прикоснулось ко мне и поддержало в момент трудных обстоятельств. А еще эти сестры приходились близкой родней ныне покойному Илье Олейникову, создателю программы "Городок". Мастер эпизодов и миниатюр, он проявил главное свойство своей многочисленной родни - талант, который не теряется во времени.

    ОтветитьУдалить